Изменим Мстёру!
Какой цвет букв в надписи "Мстёра"вам больше нравится при въезде в посёлок?
Всего ответов: 390
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск по форуму · RSS ]
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Форум » Поговорим о Мстёре » История Мстёры » Офени (картинки и заметки)
Офени
ВарвараДата: Суббота, 20.01.2018, 12:30 | Сообщение # 1
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 769
Награды: 24
Репутация: 12
Статус: Offline
Офеня


Жанр: жанровая сцена
Направление: Реализм
Год: 1865
Тип объекта: Картина
Местонахождение: Государственная Третьяковская галерея, Москва
Материалы: холст, масло
Размеры: 84,6 х 110,4 см
Автор: Кошелев Николай Андреевич
Даты жизни: 1840-1918

http://vsdn.ru/museum/catalogue/category70159.htm
Прикрепления: 5797604.jpg(202.7 Kb)


Сообщение отредактировал Варвара - Суббота, 20.01.2018, 12:31
 
ВарвараДата: Суббота, 20.01.2018, 12:34 | Сообщение # 2
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 769
Награды: 24
Репутация: 12
Статус: Offline


Офени: таинственее масонов, коварнее тамплиеров
http://russian7.ru/post/ofeni-tainstvenee-masonov-kovarnee-t/

Не было в русской истории более закрытого и более таинственного сообщества, чем офени. Даже о масонах, которые во все века окутывали себя ореолом тайны, известно гораздо больше.

Откуда есть пошли офени?

На этот счёт существует несколько версий, одна другой краше.

Версия первая: офени – греки

Наиболее распространенная версия, самая официальная. Её сторонники считают, что слово «офени» происходит от «Афины». Эта версия имеет под собой историческую основу: в XV веке началось массовое переселение греков на Русь. Занимались они, в основном, торговлей, причем своеобразной. Специализировались на продаже галантереи, мелкого товара, книг, икон.

Версия вторая: офени-евреи

Версия большей степени конспирологичности, но всё же имеющая своих сторонников. Тем более, что она не отрицает первую версию, а в некотором отношении просто её дополняет. Иудеи на Русь могли прийти как с территории Греции, с севера Балканского полуострова, так и с территории Хазарского каганата, который был разгромлен как государство, но его жители не могли исчезнуть бесследно.

Версия третья: офени-русские

Версии «заморского» происхождения офеней имеют свои недостатки. Во-первых, какова была вероятность того, что пришлые на Руси люди сумели за короткий период (век-полтора) стать такой многочисленной и организованной структурой, которую офени представляли на протяжении нескольких столетий?

Вероятность, очевидно, невелика. Каким бы многолюдным ни было переселение греков или евреев, оно не смогло бы сформировать целую «касту», со своим языком и сложившимися цеховыми традициями. На версии внутреннего происхождения офеней есть смысл остановиться подробнее.

Офени и скоморохи

Современное представление о скоморохах довольно вульгарно. Скоморохи представляются эдакими клоунами-смехачами, которые передвигаются на ходулях, дудят в дуду и собирают вокруг себя толпы весёлого люда. Подобное видение, приравнивающее скоморохов к народным аниматорам-затейникам, поверхностно.

Да, скоморохи были странствующими актёрами, и самым распространенным жанров их представлений являлась комедия. Порожденные дохристианской смеховой культурой, скоморохи были притесняемы и государством, и церковью.

В репертуаре скоморохов были былины, сказания и народные драмы, в которых выражалось недовольство народа существующими порядками. Даже в драмах, сюжетом которых являлись библейские сказания, например о царе Ироде, отражались оппозиционные настроения народа, а в сатирической драме скоморохи в самом непривлекательном виде изображали бояр и духовенство.

В XVI-XVII веках скоморохи стали объединятся в ватаги по 60-100 человек. Понятно, что такие «коллективы», разгуливающие по деревням и весям не могли не вызывать подозрений. Кроме того, скоморохов стали обвинять в грабежах (что было, скорее всего, оправдано). В 1648 и 1657 годах архиепископ Никон добился указов о запрещении скоморошества.

Запрет-запретом, но скоморохи не исчезли окончательно. Бродить по Руси под видом скоморохов стало опасно, бывшие скоморохи в массовом порядке стали переходить в ряды торговцев-разносчиков. С 1700 года начинают встречаться первые исторические упоминания об офенях - ходебщиках и их искусственном языке.

Одно из прозваний офеней, мазыки, недвусмысленно говорит о том, что офени были сопричастны музыкальной культуре, были своеобразными бродячими музыкантами, русскими трубадурами. Налицо общность со скоморохами, которые сопровождали свои представления музыкальным аккомпанементом.

Культ Трояна

Существует теория, по которой и офени и скоморохи изначально были жрецами языческого бога Трояна. Культ Трояна существовал на Руси в дохристианскую и даже в доперуновскую эпоху. Троян был триединым божеством, соединением мужского, женского и общего начала. В христианской культуре триада трансформируется в почитание Троицы.

Версия с почитанием языческого культа объясняет и сакральность цехового языка скоморохов и офеней. Возможно, уличный театр и представления скоморохов были только прикрытием для беспрепятственного следования культу Трояна, православной церкви эта сторона жизни скоморохов-офеней была известна – отсюда и гонения. В составе труппы скоморохи часто имели учёного медведя. Медведь же, священное животное древних славян, был нужен помимо всего прочего, при совершении тех или иных обрядов.

Тайный язык

Интерес к офеням возник во многом благодаря их тайному языку. Не будь языка – не было бы и тайны, а не было бы тайны, не было бы и интереса. Офенский язык возник из слияния заимствований из разных языков и в результате искусственного словообразования . По частотности, больше всего заимствований из греческого. Заметное количество греческих заимствований в языке русских офеней привело к тому, что в XIX веке знаменитый русский лингвист И.И. Срезневский, также изучавший офенский язык, прямо называет его афинским.

Но сами офени никогда не торговали в Греции. Лишь самые первые мазыки возможно, завязывали торговые контакты с греческими торговцами-иммигрантами.

О существовании этого тайного языка написал в своих записках служивший в России в 1601-1630 годах голландец Исаак Маасс. Кроме названия об этом языке нам ничего не известно. О нем же упоминал служивший при русском дворе англичанин Ричард Джеймс, но и он подробных сведений об этом языке не собрал.

Мы можем только предполагать, что к моменту поселения офеней во Владимирской губернии их язык уже около ста лет существовал и развивался.

В офенском языке были также и тюркские заимствования, и польские, и марийские. Очень часто офени присоединяли к заимствованному слову понятные русские приставки и суффиксы, и оно получало новое и вместе с тем привычное значение, а вместе с тем было непонятно для непосвящённых. Например, донгузятина - свинина. “Дунгыз” по-татарски “свинья”, а суффикс -ятина, обозначает в русском языке мясо животных. “Тугур” по-марийски “рубашка”. Добавив к нему нужные приставку и суффикс, офени легко получали понятное, но странное на слух «безтугурный», то есть голый.

Но всё-таки большинство слов в языке офеней нельзя привести к иностранным этимологиям. Некоторые исследователи считают, что эти слова были выдуманы самими офенями. Более правдоподобным представляется, что в офенской фене переплелись диалектизмы из разных областей России, а этимология этих слов позднее утрачивалась из-за их малого распространения.

Особенно интересно проследить за судьбой слова, этимологию которого удаётся установить. Так слово «лох» произошло из языка русских поморов. В Архангельской области так называли неповоротливую глупую рыбу, как правило, сёмгу. Именно в этом исходном значении употреблял слово «лох» поэт Фёдор Глинка.

В стихотворении «Дева карельских лесов» он описывал молодого карельского рыбака, который «беспечных лохов сонный рой тревожит меткой острогой». Офени стали использовать это слово в значении «мужик». Причём сперва это слово значило на фене нейтральное «любой чужой мужик, не-офеня». Хотя уже тогда имело пренебрежительный оттенок: ведь офени заведомо считали себя образованнее, грамотнее и ловчее обычных селян-лохов.

И лишь в конце XIX века, когда это слово из офенской фени заимствовали профессиональные уголовники, оно получило знакомое нам значение: «глупый человек, жертва преступления».

Также из русской диалектной лексики пришли в язык офеней слова
бусать (позже бухать) – пить,
клёво – хорошо, удачно,
псалуга рыба,
поханя – хозяин,
совасьюха – мышь,
косать (позже коцать) – бить или резать,
дермоха - драка,
колыга, клога - брага,
здьюм - два,
солоха – баба,
хлить (или хилять) – течь, идти,
мастырить – делать, строить, конструировать.
Некоторые из них через триста лет в измененном или неизменном виде мы употребляем в разговорной речи до сих пор.

Тайный язык офеней не мог не волновать государство. У офеней была налаженная торговая сеть, которая фактически никак не контролировалась.

Изучить язык офеней должен был Владимир Даль. К нему в 1853 году обратился граф Л.А. Перовский, глава Особого секретного комитета при Министерстве внутренних дел Российской империи с просьбой составить «словарь тайного языка раскольников».

К концу 1854 года «Офен/ь/ско-русский словарь» был готов, а в начале 1855 года был завершен и обратный, — «Русско-офен/ь/ский словарь».

Общим числом офеньских слов, чуть более 5 тысяч. Несмотря на все ожидания, никаких «опасных» слов в словаре чиновники не нашли. Больше того, Даль указывал, что слово «офени» производное от слова «офест», то есть крест, а сами офени (по Далю) – христиане.

Где жили?

Ареал проживания и курсирования офеней был очень широк. Основными центрами считается Суздаль и Владимирская область. На севере офени доходили до Архангельска и Белого моря. На востоке торговали до Урала. На юге спускались вниз по Волге до Астрахани. На западе достигали восточной Польши.

Жители других областей часто называли офеней словом суздала, которое означало «суздальские». Это собирательное слово изначально женского рода и единственного числа с ударением на последнем слоге (точно так же, как, например, господа и старшина) наряду со словом офеня стало обозначать неутомимых книготорговцев для всех прочих русских людей.

Не было сообщества более закрытого, чем офени, но при этом более открытого в своем стремлении развить грамотность народа, показать другую сторону бытовой реальности.

Влияние их огромно и до сих пор до конца не изучено. Офени были наиболее деятельным слоем населения. Им, чтобы жить, нужно было в прямом смысле «вертеться». Вот они и вертелись, запутывая следы, тарабаря на фене непонятные заветные заговоры, причащаясь луком, меняя обличья, уходили от опеки государства. Говорят, они и сегодня среди нас. Просто мы ленивы и нелюбопытны, чтобы их замечать.

Перевод русских пословиц на офенский язык (перевод Колотова А.В.)

1. Век живи, век учись – дураком помрешь. – Пехаль киндриков куравь, пехаль киндриков лузнись – смуряком отемнеешь.
2. Кто не работает – тот не ест. – Кчон не мастырит, тот не бряет.
3. Без труда не выловишь и рыбку из пруда. – Без мастыры не подъюхлишь и псалугу из дрябана.
4. Прошел огонь, воду и медные трубы. – Прохлил дрябу, дулик и фильные фошницы.
5. Ни кола, ни двора. – Ни брута, ни рыма.
6. Муж и жена – одна сатана. – Муслень и елтона – ионый кульмас.
Прикрепления: 2613457.jpg(156.6 Kb)
 
ВарвараДата: Суббота, 20.01.2018, 12:42 | Сообщение # 3
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 769
Награды: 24
Репутация: 12
Статус: Offline


Офеня – ритейлер позапрошлого века
https://new-retail.ru/livesty....eka3496

В XIX веке далеко не каждый крестьянин мог сорваться с места и поехать в город за покупками. Держали земля и хозяйство, особенно летом и ранней осенью. А что делать, если деревня находилась в 20-30 верстах от ближайшего города? К счастью, недорогие товары сами находили покупателя благодаря офеням. До революции в России существовала целая армия мелких торговцев, которые перемещались от одной деревеньки к другой.

В своих коробах офени, они же ходебщики и коробейники, хранили самые разнообразные сокровища – ткани соседствовали с дешевыми украшениями, иконами, книгами.

Владимир Даль приводит интересное определение представителя этой замкнутой касты: «Мелочной торгаш вразноску и вразвозку по малым городам, селам, деревням, с книгами, бумагой, шелком, иглами, с сыром и колбасой, с серьгами и колечками…»

Точное происхождение слова «офеня» неизвестно. Некоторые считают, что оно произошло от турецкого «эфенди» (господин), другие выводят балканские корни, ведь странствующие торговцы из Греции появились на Руси в допетровские времена.



У коробейников был свой тайный язык, который назывался «феней» и включал сотни слов и выражений. И.И. Срезневский в конце 1830-х годов занимался его изучением. «Стотный» – богатый, «плеханка» – баня, «корыфан» или «корыфанчик» – девушка, «дермоха» – драка, «охноватый» – дурной, «ахлюжница» – колокольня, «хлябо» – много, «комлюха» – палка, «ламишник» – полтинник, «сколпича» – пшеница, «бухарник» – стакан. Офени могли спокойно и без страха беседовать в присутствии чужих людей. В начале XX века замысловатый язык переняли представители уголовного мира и с тех пор «ботают по фене».

Подобный род занятий для офени иногда был дополнительным заработком. С марта по сентябрь он трудился на своем собственном участке, а поздней осенью брал в руки короб и отправлялся в путь. Не гнушались такой работы малоземельные крестьяне.

Появление торговца в отдаленных местах было целым событием. Первым делом крестьяне требовали у зашедшего в село коробейника свежих лубочных картин. Русский лубок, порой безграмотный и аляповатый, заменял деревенским жителям и учебник географии, и газету, и картинную галерею.

Пестрые картинки по-своему осмысляли известные события и исторических персонажей. Широким спросом пользовались Еруслан Лазаревич с Бовой Королевичем, мыши, хоронившие кота. В лубочной литературе встречались жития святых. Лубками крестьяне обычно украшали стены своего жилища. Постепенно лубки стали изготовлять типографским способом, и даже крупнейшие книгоиздатели не гнушались подобным заработком.

Лубок стоил недорого, но на рынок выбрасывались исполинские тиражи, в России 1890-х годов выпускали 10-15 миллионов картинок. Технический прогресс постоянно шел вперед, и в конце XIX века даже в самых дальних деревнях, тесня лубок, встречались вырезанные из иллюстрированных журналов портреты императорской семьи.



Обычно офеня запасался товаром на ярмарке или на центральном складе в крупном городе. Большое внимание расширению сети распространителей уделял книгоиздатель Иван Дмитриевич Сытин.

Он понимал, что офеня рано или поздно доберется до самых глухих деревень, поэтому с удовольствием отпускал товар в кредит. Он лично подбирал лубки, дешевые народные издания, старался выяснить, какие продукты пользуются в той или иной губернии наибольшим спросом.

Своим офеням Сытин обеспечивал ночлег в Москве и баню. Подобный «социальный пакет» появился в условиях растущей конкуренции – так, Синодальная типография оплачивала своим распространителям железнодорожные билеты.

Характерно, что не все продавцы книг пока еще умели читать, и Ивану Дмитриевичу приходилось рассказывать свои работникам основные сюжетные линии. У книгоношей часто можно было застать Льва Толстого.

Русскому классику они втолковывали, что народ интересуется сказками и байками пострашней, про чертей да про русалок: «В деревне и без того оголтелая скучища. Только и ждут, как наш брат, балагур, придет, всю деревню взбаламутит. Только и выезжаем на чертяке... Старухи каются, под образа вешают, молятся и на чертяку косятся. Кому не надо, и то продадим. Пишите-ка, Лев Николаевич, книжечки пострашнее». Офеня часто иронизировал над окружающими и кричал, предлагая очередную порцию картинок с «чертякой»: «Кому семь смертных грехов? Кому будущее на том свете?»

Нравоучительные книжки Толстого интересовали деревенскую интеллигенцию, но эта прослойка в России конца XIX века была ничтожно мала. Книга с трудом приживалась на селе.

Вот что писали о Шуйском уезде не столь далекой от Москвы Владимирской губернии: «В зажиточных семьях к покупке книг относятся снисходительно, в семьях со средним достатком этому препятствуют, особенно женщины, которые любовь к книгам считают блажью. В бедных семьях бывает много греха из-за покупки книг; за книгу ценою в пятак бабы житья не дадут («хочешь читать — проси у людей, али Псалтирь читай»).

Меньше ругани бывает из-за пропитого рубля, чем из-за копеечных книг, ибо пьянство считается злом неизбежным, с которым и бороться бесполезно, книги же — блажь».



Сытин, хотя и начал экспансию дешевой книги в деревню, в основном интересовался «масс-маркетом», который расходился подобно горячим пирожкам. В окрестностях Никольской находили безвестных писателей, готовых за 3-5 рублей написать очередную приключенческую повесть. Некрасов мечтал о временах, когда мужик «…Белинского и Гоголя с базара понесет».

Постепенно бульварная литература стала вытесняться книгами издательства «Посредник», простенькой научной литературой, календарями. За сотню тощих книжек Сытин просил всего 95 копеек. Коробейник продавал их с наценкой в 200-300 процентов. Крестьяне охотно раскупали песенники, потому что хотели прикоснуться к городской жизни и исполнять не только народные произведения.

Библиотеки пока еще не дотянулись до села и маленьких городков, а цены на книги казались непомерными. Д.Н. Мамин-Сибиряк вспоминает, как хотел, будучи мальчиком, купить атлас для обучения рисованию, но офеня просил за книжку два рубля серебром.

Но даже глупые брошюрки по 5-10 копеек приучали народ к чтению. Вокруг грамотного рабочего или крестьянина сразу образовывался кружок в 10-20 человек, и долгими зимними вечерами в маленькой сторожке или прихожей устраивались «читки».

Тот же Мамин-Сибиряк рассуждает: «Мы сейчас слишком привыкли к книге, чтобы хотя приблизительно оценить ту громадную силу, которую она представляет. Важнее всего то, что эта сила, в форме странствующей книги в коробке офени, сама приходила уже в то далекое время к читателю и, мало того, приводила за собой другие книги, — книги странствуют по свету семьями, и между ними сохраняется своя родовая связь. Я сравнил бы эти странствующие книги с перелетными птицами, которые приносят с собой духовную весну. Можно подумать, что какая-то невидимая рука какого-то невидимого гения разносила эту книгу по необъятному простору Руси, неустанно сея «разумное, доброе, вечное».



Офени понимали, что часть крестьян живет в мире натурального хозяйства и с деньгами соприкасается редко. Сытинские книгоноши умудрялись менять свой товар на овес, льняное семя и пеньковые лапти: «…Изношенные лапти плывут в Питер, а там из этого добра бумагу на фабрике у Печаткина делают. Вот какой оборот получается! И от книжечек доход и от лаптей не убыток».

В начале XX века конкуренцию коробейникам составляли и железные дороги, и крупные магазины, и каталоги товаров с доставкой по почте. Офени стали объединяться в артели, забираться в места, куда нога купца и капиталиста еще не ступала. Даже перед революцией российская торговля существовала как бы в нескольких временных измерениях – пока столичные дамы примеряли новинки в петербургских и московских пассажах, жители Урала и Поволжья могли с нетерпением ждать появления «ходебщика».

Модернизация нисколько не спугнула мелочных торговцев. Сейчас в электричках работают потомки офеней XIX века. Они предлагают клейкую ленту от мух, чудо-терку, газеты, православные календари, очки, кроссворды, надувные подушки и маникюрные ножницы.

автор: Павел Гнилорыбов,
историк-москвовед, координатор проекта «Моспешком»
Прикрепления: 3792959.jpg(208.0 Kb) · 6065070.jpg(139.2 Kb) · 6684164.png(971.6 Kb) · 2042936.jpg(215.6 Kb) · 5304523.jpg(103.5 Kb)


Сообщение отредактировал Варвара - Суббота, 20.01.2018, 12:52
 
ВарвараДата: Суббота, 20.01.2018, 13:20 | Сообщение # 4
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 769
Награды: 24
Репутация: 12
Статус: Offline


http://cboumagazine.livejournal.com/11983.html

Столица коробейников

В середине ХIX века особый комитет по делам старообрядцев при министерстве внутренних дел решил разобраться со странным языком, на котором изъяснялись многие жители российской глубинки. Чудная речь звучала как абракадабра. Полиция обеспокоилась, не староверы ли изобрели зловредный язык для своей агитации. Поручили это дело будущему автору знаменитого словаря — Владимиру Далю. Обрусевший датчанин досконально изучил вопрос и пришел к следующим выводам.

Странный язык изобрели бродячие торговцы (офени) и ремесленники для общения между собой. Особые разновидности офенского языка лингвист обнаружил у костромских шерстобитов и орловских шорников, у профессиональных нищих в Твери. Но центр зарождения этой колоритной речи, как доподлинно выяснил Даль, — Ковровский уезд, Алексинская волость.

Сегодня село Алексино — это уже Ивановская область, Савинский район. Знаменитый некогда центр старинного промысла ныне захирел — взгляду предстают полуразрушенные церкви, несколько жилых домов, где живут в основном дачники. Воистину, «так проходит слава земная»!

А ведь когда-то Алексино слыло столицей коробейников, откуда они расходились по всей Руси. И стало ходебщиков в одно время в России, по некоторым данным, около 5 миллионов! Сами они говорили о себе: «Мы офени».

Странствовали со своими коробушками по России-матушке, торговали
иконами, самолично срубленными топором оригинальными деревянными
игрушками, а также разными бытовыми мелочами, необходимыми крестьянину, а порой и горожанину.

По фене ботать

В дороге, известное дело, всякая беда может приключиться. Потому умением защитить себя и свой товар офени владели в совершенстве. Знали боевые искусства, «науку невидимки» — умение быть незаметными, нечитаемыми для внешнего мира. Создали свой, пожалуй, самый первый в России тайный искусственный язык. Он состоял из разных искаженных и переиначенных слов — русских и заимствованных (тюркских, греческих и т. п.).

Например, слоги могли меняться местами, а в начале и конце слов прибавлялись «ши» и «ци». Шитноняпоци? Или же отдельные звуки вообще выпускались из слова. Так из «болтать» получилось «ботать». Иногда внутрь слова вставлялись новые морфемы — так «серебро» превратилось в «куребро», «мясо» в «крясо». Иногда слово могли просто произносить наоборот.

С исчезновением самих офень этот язык не канул в Лету, а перешел в мир
преступников и сегодня известен как блатнаяфеня.

Символичная метаморфоза, в которой при известной доле юмора можно найти некую закономерность. Помните — «не обманешь — не продашь»?

Ивановские краеведы приводят интересные сведения о своеобразных «маркетинговых ходах» древних торговцев. Так, многие крестьяне попадались на трюк с «чертописью». Один офеня разносил по деревням партию особенных икон. Сверху там были написаны, как и положено, лики святых. А под ними, так, что сразу и не заметишь, проглядывали хари нечистой силы. Невнимательные покупатели первые полгода и не подозревали, как опростоволосились. А потом появлялся другой офеня, который открывал глаза незадачливым хозяевам икон.

Объятые ужасом крестьяне умоляли торговца за плату избавить их от страшного товара (сами-то они не смели сжечь или выбросить иконы — ведь поверх чертей на досках были написаны чудо­творцы!). А потом еще и покупали у предприимчивого коробейника новые, «правильные» образа.

Сейчас офенское арго насчитывает более полутора тысяч слов. И многие из нас, сами того не подозревая, используют в своей речи выражения древних коробейников. Именно оттуда пришло, скажем, слово «лох», первоначально обозначавшее у архангельских поморов глупую, неповоротливую рыбу. Офени стали использовать это название в значении «крестьянин-мужик». Мужика обидеть они, конечно, не хотели, но, видимо, все же считали себя грамотнее и ловчее, отсюда
несколько пренебрежительный оттенок. А в конце XIX века это слово
из офенской фени заимствовали профессиональные уголовники, и оно
получило значение «глупый человек, жертва преступления».

Тайные мистики

Офени были очень закрытой социальной группой и исследователи о них знают мало. Неизвестно даже происхождение имени «офени». Историк и психолог Александр Швецов (псевдоним Андреев), исследователь этого пласта русской культуры, предполагает, что офени ведут свою родословную чуть ли не от афинских греков. (Недаром они и по внешнему виду отличались от остальных крестьян — имели смуглую кожу.) Он пишет: «Скорее всего, офени были православными греками, бежавшими на Русь после захвата Византии турками в 1452 году. Изрядная их часть приехала в посольстве Софьи Палеолог, ставшей в 1472 г. женой Великого князя Ивана III.

Очевидно с их поселением в Шуе, Палехе и Холуе связан расцвет иконописания в этих местах. Наличие же такого товара вызывало к жизни потребность в сбыте. Так и родилось сообщество тех, кто ходил по всей Руси Великой с коробушками. Думаю, изначально это сообщество состояло из греков, их русских жен, полурусских детей, русских соседей и подмастерьев. Отсюда так называемый тайный или искусственный офенский язык, содержащий так много греческих слов».

Заполнить белые пятна в истории офенства попытались на первой краеведческой конференции, которая несколько лет назад прошла в селе Горячево — муниципальном образовании Савинского района, в ведении которого сейчас находится Алексино. Краеведы, сотрудники музеев, этнографы и лингвисты из Савина, Иванова, Шуи и Москвы под гербом Савинского района, на котором изображен офеня, делились своими соображениями об этом загадочном явлении.

Ученые в основном сходятся во мнении, что офени — это бродячие торговцы, коробейники. Однако в эту версию не вписывается ряд странных моментов. К примеру, уровень грамотности в среде офеней составлял 70 процентов.

Обратите внимание — это в XIX веке, среди государственных крестьян,
к которым они по статусу принадлежали! Исследователи упоминают также тот факт, что древние коробейники владели навыками гипноза и прочих психологических техник.

Потребность в подобных умениях, конечно, можно списать на необходимость грамотно обмануть покупателя (опять же возвращаемся к расхожей присказке «не обманешь — не продашь»). Однако, оказывается, не все так просто.

Исследователь Александр Швецов (Андреев) считает, что надо четко разделять офень истинных и тех, кто унаследовал внешние признаки этого явления, занявшись отхожими промыслами и торговлей, но ничего общего не имел с глубинной сутью данного пласта русской жизни.

По версии Швецова, во второй половине XIX века, когда коробейная торговля приобрела массовый характер, исконные офени затерялись среди бродячего крестьянства, возможно, даже радуясь возможности окончательно исчезнуть из-под возможного наблюдения.

Так кто же такие на самом деле эти странные офени и что так тщательно скрывали они от непосвященных? Историк по образованию и, возможно,
сам представитель офенского рода Швецов считает, что корни этой культуры уходят через скоморохов в глубокую древность Руси. Поэтому, по его словам, среди офеней, по крайней мере среди той части их сообщества, которая именовала себя мазыками, долго жили те знания, которые обычно именуют мистическими и магическими.

Магическое орудие

Весомой частью офенской культуры было духовное пение. Офени считали, что сознание человека очищается и формируется с помощью музыки. Поэтому пение они рассматривали как священный обряд, и в простой для
непосвященного слушателя народной песне на самом деле применяли особые техники. Музыка требовала от исполнителей отнюдь не вокальных данных, а чистоты и отрешенности. Александр Швецов пишет, что тело в понимании офень было «створожившимся сознанием». Следовательно, звук, по их мнению, издавался не голосом, а именно сознанием.

Воздействие такого пения исследователь ощутил на себе, когда во время одной из своих экспедиций собрал вместе троих старичков-мазыков:
«Их голоса вдруг начали сливаться, причем вначале слились каким-то странным образом голоса тети Кати и Похани, хотя я не могу объяснить, что значит для меня «слились». Но другого слова я найти не могу. Тети-Шурин же голос, хоть и красивый, несколько дисгармонировал на фоне их совместного звучания. Потом вдруг что-то произошло, и он словно впрыгнул внутрь их совмещенного голоса и слился с ним. Какое-то время их совместное звучание осознавалось мною как слившиеся голоса, но произошел еще один переход, и общее звучание-голос словно отделилось от них и зазвучало само по себе, будто над столом, вокруг которого они сидели, появилось самостоятельно поющее пространство!
У меня в теле началась мелкая дрожь, словно я трудился до изнеможения на голодный желудок, в глазах начало плыть. Изменились очертания избы, лица у стариков начали меняться, становились то очень молодыми, то жуткими, то просто другими. Я помню, что ко мне из кромешной тьмы пришли несколько раз очень важные для меня воспоминания, но это было почему-то страшно и больно, и я вдруг заметил, что боюсь глядеть на певцов. Я сумел выдержать это состояние только потому, что уже испытывал подобные раньше, при учебе у других стариков.

Многие исследователи писали о том, что народная песня магична, но подразумевалось при этом, что она использовалась в магических
обрядах. Это верно, но поверхностно. Народная песня — не только
сопровождение обряда, она и воздействие. Она одно из магических орудий первобытного человека».

По следам загадочных предков

Дед историка Александра Швецова, Владимир Харлампович Комаров, жил
в деревне Фефелово Савинского района Ивановской области. Когда-то это
был Шуйский уезд Владимирской губернии. До революции Комаров работал здесь уездным писарем, после революции — счетоводом. Был он человеком образованным, «книжным». Общался с людьми, ходил по окрестностям, в том числе там, где жили офени. Говорил с ними. Не исключено, что и сам был (или стал) членом этого сообщества. А перед смертью, в 1955 году, записал итоги своих изысканий, упомянув, что когда-то, в Петровские времена, в этих местах среди офеней осела одна из последних артелей настоящих скоморохов.

Как известно, в XVII веке начались гонения на традиционную русскую культуру. По всей Руси горели костры из свирелей, домр и гуслей, скоморохов пороли, заковывали в железо и отправляли на каторгу. Носители традиции растворились в других социальных слоях. А древнее скоморошество выродилось в простое фиглярство.

Та же артель, о которой упоминал Комаров, органично влилась в офенский быт с его бродячим образом жизни, постоянной готовностью противостоять опасностям дороги и необходимостью завлечь зрителя-покупателя. Ведь для истинных офеней зрелище, похоже, было
гораздо более важным, чем коммерческий успех похода. Сохранились
воспоминания о подобных коробейниках (мазыках), которые унаследовали скоморошескую традицию.

В 1985 году Александр Швецов, занимаясь этнографическими исследованиями, решил пройти по следам деда. И обнаружил живых людей, которые еще помнили Комарова и называли себя мазыками (элита среди офень). Этих стариков можно было считать знахарями, в народе они слыли колдунами. Хранители древней традиции приняли исследователя, потому что его дед был среди них своим. Да не только приняли, но и стали учить тому, что знали сами.

Швецов с изумлением обнаружил, что потомственные офени тщательно оберегают разработанную и глубокую науку самопознания. Издревле они владели ведовскими истинами, в том числе об устройстве Вселенной и человека, могли исцелять, убирать душевные боли, учили людей, как очищать свое сознание на уровне, ничем не уступающем современным школам психотерапии (НЛП, гештальт-терапия, психо­анализ и т. п.) ; владели навыками духовного пения и боевым мастерством Любки, умели сами и обучали других людей науке грамотно ставить цели и достигать их.

Офени большую часть своей жизни проводили в странствиях. И рассматривали дорогу не только как полную опасностей и лишений, но в первую очередь как наполненную радостью и трудом. Часто мазыки и умирали в пути. Но отношение к смерти у них было совсем иным, чем у крестьян и ремесленников. Ее офени-мазыки ждали, даже почитали, готовились к ней.

Умение умирать светло было одним из вершин мистической науки истинных офень.
Прикрепления: 5540874.jpg(238.6 Kb)


Сообщение отредактировал Варвара - Суббота, 20.01.2018, 13:20
 
ВарвараДата: Пятница, 16.02.2018, 18:23 | Сообщение # 5
Генерал-лейтенант
Группа: Проверенные
Сообщений: 769
Награды: 24
Репутация: 12
Статус: Offline
Словарик Офеней







источник
Прикрепления: 3866230.jpg(174.3 Kb) · 4423462.jpg(122.9 Kb) · 6151938.jpg(158.6 Kb) · 0804822.jpg(133.8 Kb) · 0446313.jpg(65.3 Kb)
 
Форум » Поговорим о Мстёре » История Мстёры » Офени (картинки и заметки)
  • Страница 1 из 2
  • 1
  • 2
  • »
Поиск:

Среда, 15.08.2018, 13:38
Форма входа
Логин:
Пароль:
Наши проекты
Неизвестное фото

Возродим деревню вместе!

Никто не забыт, ничто не забыто!
Статистика сайта